Интервью главного конструктора ПАО «Ил» Николая Таликова к 85-летию ОКБ Ильюшина

Заказать разработку, производство, летные испытания, сервисное обслуживание, ремонт и модернизацию авиационной техники

Интервью главного конструктора ПАО «Ил» Николая Таликова к 85-летию ОКБ Ильюшина

13 января 2018 года «Авиационный комплекс им. С.В. Ильюшина», подаривший миру одни из лучших транспортных и пассажирских самолётов, отметил 85-летний юбилей. О перспективах транспортной авиации в России, а также о планах по созданию пассажирских самолётов будущего в интервью ТАСС рассказал главный конструктор ПАО «Ил» Николай Таликов.

— Николай Дмитриевич, вот уже 85 лет существует фирма. Поздравляю вас с этим юбилеем. Давайте подведем краткий итог работы компании за эти годы.

— Если вспомнить предыдущие годы, то наибольшим рассветом компании можно считать середину 80-х — начало 90-х. Стабильность нашего предприятия отмечалась на протяжении всего времени существования фирмы.

Каждые пять лет, начиная с 50-х годов, создавался новый тип самолёта

Каждые пять лет, начиная с 50-х годов, создавался новый тип самолёта. Это Ил-18, Ил-62, Ил-76, Ил-86, Ил-96, Ил-114. Каждый из этих самолётов был не просто опытным образцом, а запускался в серийное производство на наших заводах.

Ил-18 и его модификации выпускал московский завод, который сейчас входит в контур РСК «МиГ», самолёт Ил-62 выпускала Казань, самолёт Ил-76, практически тысячу бортов, выпустил ташкентский авиазавод, когда мы были единым государством. Причём было время, когда он выпускал по 72 машины в год, которыми можно было перевооружить три полка военно-транспортной авиации.


22 декабря 1976 года первый полёт совершил аэробус Ил-86

Самолётов Ил-86 выпущено 103 штуки воронежским заводом. Во всем мире отмечают, что это самые надёжные из всех самолётов, которые летают сегодня. Ил-96 был запущен в серию вслед за 86-й машиной, потому что она уже не могла подтверждать соответствующий технический уровень. Было выпущено небольшое количество этих машин, и после распада СССР новое руководство страны обратилось к Западу для закупки самолётов иностранного производства.

В российские авиакомпании хлынул поток самолётов Airbus, Boeing и прочих иностранных производителей, а всё советское было просто забыто, хотя по многим характеристикам отечественные лайнеры ничем не уступали своим западным конкурентам. Сейчас все дальние самолёты в гражданских авиакомпаниях — зарубежные. Лишились мы тогда и региональной авиации. Раньше там были самолёты Ил-14, Ан-24, Як-40, Ту-134, потом на замену им был сделан Ил-114, который даже начал эксплуатироваться в стране, но было принято решение, что России нужны самолёты с Запада, и со вторичного рынка к нам прилетели Embraer, Airbus и так далее.

На сегодняшний день только Узбекистан продолжает эксплуатировать Ил-114 и, надо сказать, весьма успешно. С 2006 года руководство страны стало обращать внимание на самолёты российского производства. Как раз тогда и было решено перезапустить производство Ил-76, поскольку поняли, что неправильно, когда военная техника для нашей армии выпускается не в России. Были приняты все меры для переноса производства в нашу страну, и в 2012 году первый самолёт Ил-76МД-90А совершил дебютный полёт. Сегодня пусть и в недостаточном количестве, как мы считаем, но эта машина серийно выпускается.


Ил-76МД-90А

Если говорить об итогах прошлого года, то скоро должен совершить первый полёт заправщик Ил-78М-90А. Кроме того, армия попросила у нас модернизировать самолёты Ил-76МД, которые находятся в строю, и мы выпустили первый серийный Ил-76МД-М. Заказчик облетал его в последних числах декабря прошлого года, самолёт готов к передаче, но не успели пока на бумагах все дооформить. В январе мы передадим первую серийную модернизированную машину Минобороны.

— ​Какие еще работы сейчас ведутся в компании?

— Сегодня у нас строится лёгкий военно-транспортный самолёт Ил-112В. В декабре 2016 года мы подписали контракт по переносу производства пассажирского самолёта Ил-114 в Россию — этот самолёт будет производиться в Луховицах. Сегодня готовится вся документация, и в 2020 году первый серийный самолёт должен взлететь в РСК «МиГ». Мы считаем, что у него будет хорошая судьба и множество модификаций.

— В какие сроки планируется завершить испытания Ил-78М-90А?

— У нас эти испытания идут параллельно с Ил-76МД-90А, потому что эти самолёты дополняют друг друга. Все те испытания, которые проводились на этой машине, войдут составной частью и в программу испытаний нового топливозаправщика. Поэтому сроки испытаний 78-го будут значительно короче, чем у Ил-76МД-90А.

Читайте также  В Японии состоялась встреча экспертов по российско-японскому сотрудничеству в области гражданского авиастроения

Я думаю, что в конце этого — начале следующего года испытания будут закончены. Точный срок я назвать не могу, потому что мы живём в России, где очень непредсказуемые погодные условия. Мы обычно совмещаем первый полёт с широкой лётной программой, но, когда очень низкая облачность, не хочется рисковать лишний раз.

— Как исполняется госконтракт на поставку Ил-76МД-90А?

— Недостаточными темпами, с моей точки зрения. Сегодня есть установочная партия из трёх самолётов, сейчас мы собираем уже шестой самолёт, но темпы нас не удовлетворяют.

Здесь имеется аспект — мы должны выполнить на этих самолётах все работы по импортозамещению. То есть натовское оборудование должно быть заменено на отечественное, очень много стояло комплектующих украинского производства. Это вызывает определённые трудности при производстве.

— У вас получается справляться с ними?

— Получается, в конце концов, мы давим на поставщиков с моральной точки зрения, пытаемся ускорить процесс производства отечественных комплектующих с помощью уговоров, стараемся поддержать рублём, но мы ведь тут тоже деньги не печатаем, поэтому приходится искать разные варианты для реализации этих планов.

— А что можно сказать про гражданскую версию Ил-76МД-90А?

— Решение о создании этой версии есть. Оно согласовано Минтрансом, Минобороны и ждёт своего часа. Сейчас мы раскрутим более или менее регулярные поставки для Минобороны и потом будем заниматься гражданской версией и поставками на экспорт, потому что желание у инозаказчиков есть.

— На какой стадии проект пассажирского Ил-96-400М?

— Не секрет, что сегодня первые лица нашего государства летают на Ил-96-300, который выполняет свои функции практически безотказно и не приносит никаких бед. Перевозка первых лиц государства — это большое доверие и ответственность, поэтому мы постоянно за этим самолётом следим и делаем всё, чтобы никаких проблем при эксплуатации этого борта не возникало.


Ил-96-300

Было принято решение на базе Ил-96-300 и Ил-96-400Т сделать пассажирский Ил-96-400М, который сможет возить до 400–415 пассажиров и по характеристикам это будет соответствовать всем западным аналогам.

— Каковы сроки создания этого самолёта?

— Документацию по планеру мы передали, документация по пилотажно-навигационному комплексу сейчас находится в стадии передачи. Я не думаю, что лётные испытания этой машины будут длительными, потому что большая часть оборудования внедрена на «трёхсотке», и если какие-то требования появятся, то мы успеем сделать всё, чтобы этот самолёт выпускался в соответствии со всеми нормами ИКАО, которые являются одним из ходов Запада с точки зрения устранения конкурентов с рынка, поэтому мы обязаны сделать всё, чтобы самолёт был конкурентоспособен.

— Планируется ли заменять Ил-38 в армии?

— Что касается противолодочных самолётов, то это все-таки дальние машины, которые должны встречать подлодки не у наших берегов, а где-то в хорошем отдалении. Ил-38 сегодня выполняет эти задачи, мы провели модернизацию бортов, которая позволяет им видеть дальше и глубже. На сегодняшний день у американцев есть самолёт Р-8 «Посейдон», созданный на базе «Боинга-737». Мы об этом знаем, отслеживаем ситуацию и можем заказчику предлагать нечто подобное.

— Какой у него ресурс? Сколько он ещё прослужит?

— Сегодня модернизированный Ил-38 поступает на флоты, отзывы экипажей о нём хорошие, свои функции он выполняет. Что касается ресурса, то мы одновременно с модернизацией его продлеваем, но по состоянию планера этот самолёт может летать ещё очень приличное время. Если армия примет решение о создании нового противолодочного самолёта, то замена будет происходить постепенно.


Ил-38Н

— Что можно сейчас сказать про сверхтяжёлый военно-транспортный самолёт?

— Эта тема на слуху, программа по нему есть. Однако сегодня за нами ещё закреплено сопровождение эксплуатации самолёта Ан-124. Самолёты, которые используются авиакомпанией «Волга-Днепр», Украина поддерживает, а военные самолёты России они поддерживать не хотят, поэтому функции по их сопровождению государство передало нашему авиационному комплексу.

Читайте также  НИЦ «Институт имени Н.Е. Жуковского» сформировал перечень «больших вызовов» для отечественной авиации

Эти самолёты выполняют очень ответственные работы, и сирийские события показали, что такие машины очень значимы для ВКС, поэтому сейчас мы поддерживаем их техническое состояние и приступаем к модернизации, потому что ряд оборудования выходит из строя. Приходится искать аналоги украинским комплектующим, но эти самолёты наиболее близки по многим составляющим с Ил-76, что нам немного облегчает задачу.

Вместе с тем принято решение (в бумагах это расписано), что на очереди стоят работы по созданию сверхтяжёлого военно-транспортного самолёта. Мы ещё в советские времена начали работать по самолёту Ил-106. Это габариты 5,8 на 4,6 — ширина и высота. И сегодня по крайней мере военные подтверждают, что их такие габариты устраивают, и мы готовы работать.


ПАК ТА — проект тяжёлого транспортного самолёта, Ил-106

То есть на бумаге есть решение, что «да, такой самолёт нужен», но финансирования пока ещё нет. Мы в прошлом году докладывали на различных совещаниях в Минобороны и ВПК по этим вопросам, со всех точек зрения получили поддержку, получили заверения в том, что такой самолёт нужен.

— Сейчас весь мир идёт по пути автоматизации всех процессов и сведению участия человека в работе техники к минимуму. Есть ли задумки по созданию беспилотников?

— Мы сейчас не разрабатываем беспилотные летательные аппараты. В России есть фирмы, которые занимаются этим, мы с ними сотрудничаем. Некоторые моменты об очередности таких работ с ними мы обговариваем.

— Будет ли в итоге транспортный беспилотник?

— Будем работать. Вы поймите, чтобы сделать беспилотник транспортный или какой-либо другой агрегат, сначала должен залетать базовый самолёт.

— А какой самолёт станет основой?

— Посмотрим. Думаю, будем делать сначала из лёгких — тот же Ил-112. Пока всё на уровне разговоров. По крайней мере фирмы, которые занимаются у нас беспилотниками, готовы с нами сотрудничать. На Ил-112 можно поставить оборудование для беспилотника и возить грузы между аэродромами.

— Расскажите о судьбе Ил-103. Когда возобновят производство этих самолётов?

— Мы в свое время создали такой самолёт, предполагали, что он будет самолётом для ДОСААФ, самолётом первоначального обучения, а также самолётом определения профпригодности молодых ребят, которые поступают в различные лётные училища. Потому что бывает, что два года он проучится, а когда переходит к лётной практике, то по строению мозгов просто летать не может. Два года выброшены, деньги огромные затрачены, а результат — ноль. Поэтому мы изначально предполагали, что это будет и самолёт для определения и профпригодности, и самолёт первоначального обучения.

Мы думали, что Министерство обороны закажет по два-три самолёта на полк для поддержания лётной годности пилотов. Потому что одно дело гонять тяжёлые самолёты с большим расходом керосина, а другое — поддерживать лётную годность на маленьких самолётах, израсходовав одну бочку бензина на весь полк.


Ил-103 на МАКС-2017

Но при создании ОАК было принято решение, что для нас этот самолёт непрофильный, и мы прекратили производство. Хотя Южная Корея заказала 27 таких самолётов, мы им поставили, и эти машины сейчас работают в училищах. К сожалению, один борт они разбили — задели за линию электропередачи, — но 26 бортов летают, и Южная Корея с ними горя не знает, а мы, в свою очередь, оказываем поддержку по эксплуатации. В мае прошлого года пришло новое руководство на фирму — новый генеральный директор Алексей Рогозин посмотрел на это с другой стороны, и сейчас мы возрождаем производство Ил-103.

— Где его будут делать?

— Можно в тех же Луховицах. Они готовы выделить площади под это дело, но в составе большого завода производство этого самолёта может быть нерентабельным. Здесь, я полагаю, нужен какой-то маленький заводик.

— Когда планируется начать производить, если, к примеру, в ближайшее время будет принято принципиальное решение?

— На самом деле быстро можно организовать. Оперативно сделаем документацию в цифре, передадим на серийный завод и будем работать. Однако серьёзный вопрос — это двигатели. Там стоят американские, но санкции не дадут нам поставлять самолёты с такими силовыми установками в наши ВКС. Здесь одновременно нужно вторую работу выполнять — поиск двигателей из числа российских или китайских.

Читайте также  SSJ 100: 100 самолётов — это много или мало?

— Что касается Ил-18 — планируется ли их ремоторизировать или модернизировать?

— Модернизацию Ил-38 мы будем поддерживать, потому что они стране нужны, а остальные самолёты этой серии (Ил-20, Ил-22 и пр.) заменим со временем на Ил-114. Потому что те габариты, которые имела аппаратура на Ил-20 и Ил-22, в сегодняшних условиях минимизируются, и мы всё это можем без потери качества установить на Ил-114.


Ил-22

— Принято ли принципиальное решение об уменьшении количества двигателей на Ил-96 до двух? Когда может взлететь такой самолёт? Сроки создания такого борта зависят только от сроков разработки ПД-35 или придется вносить серьёзные изменения в конструкцию планера?

— Конструкцию крыла придется сделать немного другой, поскольку два двигателя — это не четыре. Плюс нужно будет немножко переделать некоторые системы. Но мы записали сегодня это во всех наших документах и ждём появления ПД-35.

— На какой стадии проект создания среднего военно-транспортного самолёта?

— Мы к созданию этого самолёта приступили давно, он у нас уже три итерации прошёл — это Ил-88, Ил-214 (или MTA), который мы с Индией проектировали, и сегодня это самолёт Ил-276. Техническое задание (ТЗ) у нас всеми подписано, и осталась одна подпись министра обороны РФ. Мы по этому самолёту уже приступили к работам. Полагаю, что с середины следующего года, если всё удачно пройдёт по самолётам Ил-112, Ил-114 и Ил-96, мы сможем приступить к разработке конструкторской документации.

По всем нашим планам, завершение опытно-конструкторских работ — это 2025 год. Под это дело мы, естественно, будем развиваться с точки зрения численного состава. Мы уже испытываем некий «голод» в численности, поскольку программы большие, людей нужно много.

— Как вы оцениваете кадровый потенциал компании на сегодняшний день?

— Сегодня у нас довольно много молодых специалистов. Общая численность конструкторского бюро — 800 человек. Но при тех программах, которые у нас есть на сегодняшний день, мы считаем, что ещё есть куда развиваться и расти. Ведь не секрет, что новые сотрудники не сразу вступают в работу, они начинают соображать и работать спустя три-пять лет.


Ил-22ПП «Порубщик»

Мы с МАИ ведём довольно широкую программу подготовки кадров, у нас есть свой факультет, и эти люди будут поступать к нам на предприятие. Постараемся как можно скорее, конечно, при наличии финансирования, «кадровый голод» устранить.

— Что можете сказать о внутренних изменениях, которые сейчас происходят в «Ильюшине»? Вам по душе создание транспортного дивизиона?

— Как нас ни обзови, мы в итоге всё равно «Ильюшин». Транспортным дивизионом назвали, но у нас ведь не только транспортные машины. Есть ещё пассажирская авиация — Ил-114 и Ил-96, маленький 103-й, спецсамолёты.

— Скажется ли, по вашему мнению, на проектах компании приход нового генерального директора?

— Естественно, приход нового руководства всегда сказывается, но по крайней мере то, что к нам пришёл генеральным директором Алексей Дмитриевич Рогозин, для нас не новость. Мы знаем стиль работы Рогозиных. Если вспомнить деда, Олега Константиновича Рогозина, — мы с ним работали довольно долго. Прекрасный человек и довольно успешный — и хороший инженер был. С Дмитрием Олеговичем мы напрямую не работали, а начали работать только тогда, когда он стал председателем ВПК и вице-премьером РФ, курирующим «оборонку». Понимание есть, разговариваем на одном языке, он адекватен, видит наши проблемы, наши боли. И то, что сегодня его сын возглавляет наше предприятие, — это мы тоже считаем последствием нашей общей работы, которую мы ведём с начала 1970-х годов. Фамилия Рогозин нам, я считаю, помогает в работе.

sokolplant.ru 2018